Елена Ежова (pinrat) wrote,
Елена Ежова
pinrat

Подари мне легко

***
- Какнализация! – читает свою опечатку Б.
- Ты бы лучше «какненавернуцию» сочинила, - язвлю я.
С утра Б., торопясь на электричку, поскользнулась на тропинке, протоптанной к станции, упала навзничь в сугроб, увязла там, и лежала, как перевёрнутая черепашка, вытягивая шею и дрыгая лапками, пока электричка не прошла мимо. Чем немало доставила столпившимся на платформе пассажирам.
Следующая электричка была через три часа.

***
Заголовок спама: РА полного цикла.
(загибает пальцы) Весеннее равноденствие, летнее солнцестояние, осеннее равноденствие и зимнее солнцестояние, которое скорее солнцележание. Вот вам и весь цикл.

***
Сначала Н. выходит на середину офиса с тарелкой жратвы в руках и визжит, уронив на пол кусок жареной рыбы.
Потом А., изнемогая за подвисшим компом, на весь офис кричит «жопа!»
- Какая экспрессия! – восхищаюсь я.
- Что подумают клиенты? – смущается А.
- И не говори. То рыбой кидаются, то жопой ругаются. Осталось на каруселях покататься.

Одно время секретарём у нас работала очень миниатюрная девушка. Сидела она за своим столом в кресле на колёсиках.
Я любила незаметно подкрасться, выкатить её на середину офиса, быстро развернуть, схватить за ноги, и кружить вокруг своей оси до одурения. В. покрепче вцеплялась в ручки кресла и басом реготала на всю контору.
Один раз я, всласть накружившись, остановилась, чтобы отдышаться, и тут мы заметили сидящего в углу клиента – с вытянувшимся побледневшим лицом, судорожно вцепившегося в портфель.
Я сделала морду домиком, закатила фыркающую В. на секретарское место и вернулась в свой угол.

А другой раз нам привезли сейф.
Высотой и шириной примерно с меня. В картонной упаковке, не имевшей дна, и нахлобученной на сейф сверху, как колпачок. Упаковка пришлась мне впору.
Я напялила на себя эту коробку от сейфа и стала бегать в ней по офису. Кто накуренный? Я накуренный? Не видать ни хрена, зато смешно.
Миниатюрная В. посмотрела на меня с завистью и следом за мной влезла в коробку. Правда ей пришлось задрать руки вверх, чтобы коробка не волочилась по полу, но это было не самое страшное.
Снаружи конструкция оказалась гораздо смешней (а-а-а! картонный гроб с ножками!), поэтому, когда В. побежала, я ломанулась следом, и стала шебаршить когтями по коробке. Не знаю, какого акустического эффекта я добилась, но В. сигала от меня как раненый заяц, пока обе не уморились.

***
Вечером в сумерках иду по узкой дорожке между тающих сугробов. Навстречу кидается мужик, чуть не сбивает меня с ног.
Я (шарахаясь в сторону): Охренел что ли?
Мужик (скорчив жалобную гримасу): Я плохо вижу.
Я (понижая голос): Я так понимаю, что налакались водки и нацепили тёмные очки вы исключительно для того, чтобы лучше видеть?
Мужик немедленно испаряется.

***
Только поднимаю телефонную трубку, чтобы совершить деловой звонок, как мимо проносится сотрудник с воплем: интрига не удалась!
Согласно кивнув, кладу телефонную трубку на место и занимаюсь чем-то другим. Через пол часа только спохватилась.

***
Н. показывает фотку: летом они большой компанией ездили отдыхать в Карелию.
На фотке Н. вполоборота сидит у озера на деревянных мостках. Тут же на мостках стоит большая чёрная подружкина собака и пытается лизнуть Н. в нос.
Я (вспомнив историю про врача, порицавшего лобызания с кошками, и показывая на собаку): Ух ты! Какая большая лямблия!

***
По дороге мимо нас шаркает старик-бродяга.
К.: Видел у нашей помойки двух бомжей, бутылки искали. Рожи такие опухшие, что возраста не определить, но видно, что молодые совсем парни – тридцати нет.
Н. (печально): И зачем их рожали?
Я (задумчиво): Вполне возможно, меня тоже рожали с конкретной целью, и я тоже не оправдала возлагаемых на меня надежд.

***
Сквозь стену доносится метушливый топот и противные скрипучие взвизгивания, как будто у соседей озвучивают очередной мутантофильский триллер типа «Химеры».
Надеюсь, эти душераздирающие звуки всё же издаёт самый обычный человеческий детёныш. В любом случае радует, что квартира выходит в соседний подъезд.

***
Снова на арене девочки О. (Алисе скоро будет три года, Масе – два).
Алиса (громыхая вытащенной из духовки посудиной): Чуча в кастрюле!
Мама: Чуча в кастрюле?
Алиса: Да!
Мама (выглядывая в коридор): А ты не знаешь, почему Мася без тапок?
Я: Наверное, потому что чуча в кастрюле?
Мама: Так, тётя! Не влезайте тут с вашей логикой!

***
Алиса: Мама, дай грибочки!
Шоколадная шляпка, ножка из печенюшки.
Мама: Возьми. Только Масю угости.
Алиса ковыряется в блюдечке с грибочками, придирчиво осматривает каждый, ищет поменьше да поплоше. Не найдя, тяжко вздохнув, двумя пальчиками берёт первый попавшийся за ножку, уносит в комнату.
Возвращается: Мама, я угостила.
Мама (ехидно): Мася там не лопнет от одного грибочка?
Алиса (сокрушённо качая головой): Нет!

***
Цитата из радио:
- О метросексуалах мы тут не говорим. Речь идёт о мужчинах, ещё не забывших гаечный ключ.

***
Возле пятого подъезда между окнами первого этажа нарисована огромная перевёрнутая красная жопа.
По ночам символическое сердце пронзает размытая кривенькая стрела. Когда я замечаю это в десятый раз, делается тревожно за свой рассудок.
Потом пригляделась, так и есть: тень от ветки дерева в свете уличного фонаря.

***
Интересно, только мне реклама фонда помощи болезным с текстом «раковые клетки прятались у девочки в голове, куда плохо проникает "химия"» кажется верхом идиотизма?

Нет, я не против благотворительности. Я против подачи информации подобным образом.

***
Дубль два.
Новости в СМИ от 08.04.2011г.:
Череда неудач продолжает преследовать бедных японцев. Не зная, как справиться с утечкой радиации на АЭС «Фукусима-1», вызванной землетрясением и мощнейшим цунами 11 марта, вчерашнее землетрясение на северо-востоке японского острова Хонсю подкинуло новые проблемы.

Вопрос «кто на ком стоял?» остаётся открытым по сей день.

***
В ту же кассу.
Объявление: Продаётся нежилое здание и земельный участок с действующим бизнесом.

***
Реклама Икеи.
Женский голос: Бесценный ты мой, как мне с тобой повезло! Ведь ты мог достаться кому угодно, а достался именно мне!
Мужской голос (кокетливо): Дорогая, ты правда так думаешь?
ЖГ: Это я не про тебя! Я про новый комод!

Запретите им! Совсем охуели.

***
Переходя через тишайшую улицу Подольскую, чуть не была задавлена быдлоралли из мчавшихся друг за другом на бешеной скорости трёх битых и ржавых девяток, гремевших на всю округу, что твоё ведро с гайками.

Охуели – не то слово.

***
Чорной-чорной ночью в чорном-чорном городе на чорных-чорных задворках следом за мной, зловеще шурша, крался чорный-чорный полиэтиленовый пакет.
Я шла в наушниках и не слышала надвигающейся опасности.
Внезапно пакет набросился на мои щиколотки как заправский кот и даже пытался их драть, было бы чем.
Если бы я – до того – краем глаза не заметила, как пакет наблюдает за мной из-за угла стоящего прямо по курсу домика, обосралась бы не на шутку.
Опозоренный равнодушием жертвы и отброшенный взмахом ноги преследователь, печально свистя на ветру, скрылся за углом следующего домика.

В следующие десять минут на меня совершили покушение ещё два полиэтиленовых пакета: один белый, другой пёстрый.
Я была начеку. Оба нападавших отделались лёгким испугом.

***
Припёрлась в гости, принесла собственноручно состряпанных кексов, а Л. сидит на диете.
Через час приходит В.
Я: Попробуй кексик, а то я принесла и ем их теперь сама как дура.
В.: Я пощусь, потому тоже не буду. Они же с яйцами?
Я: Да, с яйцами.
Л.: Хм… Кексы с яйцами!
Я: Девки, может хватить поститься? А то вам уже кексы с яйцами мерещатся.

***
Едем в машине.
К. (разглядывая водителя в соседней машине): А-а-а! У него голова пятнистая!
Н.: Платок у неё пятнистый, а не голова.
Я (заглядывая К. в лицо): Так! Где очки?
К.: Какие дядьки?
Я (прибавив звук): Очки где? И слуховой аппарат?
К.: Зачем мне очки?
Я: Кажется, одним слуховым аппаратом не обойтись…

***
Баннер в интернете: Живые пробки на панели браузера!
Браузер после этого хочется превентивно опрыскать дихлофосом.

***
- Можно втянуться на всю жизнь, любить и копать это дело…
Из разговора по радио… нет, не о некрофилии… всего лишь о музыкальных новинках.

***
По двору мне навстречу идут двое: жизнерадостный мальчик лет восьми и папа – большой, добрый, усатый.
Мальчик: Вообще-то я клоунов не боюсь…
Папа: А чего клоунов бояться?
Мальчик (подозрительно): Ты давно их видел последний раз?

***
В другой день по другому двору впереди меня идут двое: разнополые гопники лет 35-ти.
Мужик: Короче… Приходит чукча…
И рассказывает тупой анекдот из репертуара воспитанников детского сада.
Баба (с ленцой): Да пошол ты…
Мужик: Короче…
И выдаёт очередной тупой анекдот про чукчу, а сам так и вьётся ужом вокруг избранницы.
Баба (благосклонно): Да пошол ты…
Мужик: Короче… Эта…
Достаёт из-за пазухи баночку газированной слабоалкогольной продукции, откупоривает, неловко протягивает бабе, ядовитые брызги попадают ей на куртку.
Баба: Ну, ты козёл, блядь…
Мужик: А вот ещё чебурашка приходит…
И в конце повествования щиплет избранницу за жопу. Когда та поворачивается, чтобы дать ему по рукам, мужик, щербато осклабясь, протягивает пачку дешёвых отечественных сигарет.

Конфетно-букетный период, понимаю.

***
На Гаванской улице четырёхлетний человек поздравляет другого четырёхлетнего человека с днём рождения:
- Держи хвост огурцом! - и протягивает ему найденную тут же в грязи деревянную палочку от мороженки.
- Глазки-клюковки, - подмигивает новорождённый и суёт палочку в карман.

***
Сажусь в метро. Только пристраиваю жопу в вагоне, сразу же кидаюсь записывать, чего видела и слышала по дороге и чего нужно сегодня сделать полезного.
Перегон между станциями длинный, ехать минут пять, должна успеть записать не меньше половины за это время.
Одна страничка в блокноте исписана, потом вторая.
Я начинаю паниковать, что проехала нужную станцию, но вспоминаю, что остановки ещё не было, и пишу дальше.
К концу третьей странички становится не по себе: а если я решу весь блокнот исчиркать, мы так и будем без остановки ездить? Колесить по бесконечному временнОму тоннелю в метро до морковкина заговенья? А если я не смогу закончить свой, допустим, роман (вдохновение пропадёт, батарейка сядет), вагон так никогда и не остановится? Ловится ли там мобильный телефон? Дают ли пожрать? Пускают ли в туалет?
Так, за паническими раздумьями, незаметно для себя, записала, что хотела. И как только я поставила последнюю точку, поезд подъехал к следующей станции.

***
Отзыв в интернет-магазине на обычный (не розавинький без стразиков) товар: Классный плеер, мне как девушке он очень понравился.

Вот и не будь после этого шовинистом!

***
О логике.
Из сочинения Л. (11 класс): Хотя этот поступок нельзя назвать адекватным, он спонтанен.

***
Банковский холл: десяток столов с операционистками, десяток ведущих в неизвестность дверей.
В дальнем углу на диванчике для посетителей сидит тётка, трындит по телефону за бизнес и за семейные проблемы. Периодически прерывает разговор фразой «ой, неудобно говорить, на меня все смотрят, я же в банке сижу», озирается по сторонам и продолжает тараторить с удвоенной энергией.
Смотреть на тётку никто не может: операционистки за высокими стойками уткнулись в свои бумаги, а я сижу в другом конце зала, уткнувшись носом в угол, и туплю с недосыпу.

***
В продуктовом магазине два мелочных закутка.
В одном за прилавком восседает представительный мужчина кавказского типа, в другом суетится сухонькая пергидрольная молдаванка.
Покупателей нет, продавцы переговариваются между собой.
Женщина: Вчера дед приходил с прибором, который батарейки проверяет.
Мужчина: Надо же! Есть такой прибор?
Ж.: Есть. Все батарейки проверил – и за 8, и за 35 рублей. Сказал, что работают, и вольтаж одинаковый.
М.: Зачем проверял?
Ж.: Купил потом. Надо и нам такой прибор, пусть люди знают, что у нас батарейки хорошие.
М.: Да неужели правда такие приборы бывают? Обманул тебя дед!
Я (не сдержавшись): Люди уже 50 лет в космос летают, а вы удивляетесь, что вольтметры существуют.

Мужчина посмотрел на меня с такой смесью удивления, уважения и чуть ли не первобытного ужаса, что… в общем, я не уверена, знал ли он до этого дня, что люди летают в космос.

***
Пришёл комментарий к моему старому посту: Навеяло на размышления.
Да-да, и меня тоже.

***
И. рассказывает про своего котика.
Сидела она как-то дома. Разложила на полу выкройку, что-то правила.
Вдруг открылась дверь – с ноги практически – и в комнату гордой поступью победителя зашёл кот с полуживой мышью в зубах.
И. обернулась на звук и от удивления и неожиданности вытаращила глаза и раскрыла рот.
Кот посмотрел на хозяйку и в той же последовательности выпучил глаза и разинул рот.
Оторопел он уже потом, когда осознал утрату добычи – воспользовавшись случаем, мышь выпала и была такова.

Потерянную мышь котик несколько дней искал по всей квартире, шаря по углам и делая трагическое лицо.

***
Н. идёт в парикмахерскую.
Я: Будь другом, зайди по дороге в магазин, купи хлеба и спичек.
Н.: Что ещё купить?
Л.: Соли. Для комплектности.

***
Приснилось.
Сцена в допотопном сельском клубе.
Хор за кулисами поёт: Отрежем, отрежем Мересьеву ноги!
Сын подруги (17 лет) скачет по сцене, кривляется и голосит дурным голосом: Попячьтесь, ребята! Пыщь-пыщь, ололо!

Да, я тоже аддикт.

***
Попалась на глаза старая реклама фильтров для воды.
Фотография молодой женщины и подпись: Мой муж пьёт, но я за него спокойна!

***
Совсем дряхлая бабулька – еле-еле ногами шаркает – выгуливает дюжего пса, помесь лайки с овчаркой.
Пёс немолодой, но страшно игривый. Нашёл палочку и развлекается, как умеет: приносит её бабульке и кладёт под ноги, возле самых ботинок. Бабулька «пинает» палочку, та откатывается на небольшое расстояние (шажок, а то и меньше), пёс с готовностью хватает палочку, скачет зигзагом, приседая в каждом прыжке и радостно виляя хвостом, потом с теми же закидонами обегает вокруг бабульки и снова кладёт палочку к её ногам.
Если палочку сдувает ветром, и бабульке её не достать, пёс аккуратно подталкивает палочку носом – поближе к ботинкам. Когда бабулька промахивается, и палочка остаётся лежать на месте, пёс, как ни в чём не бывало, хватает палочку, проделывает тот же ритуал и возвращает игрушку к ногам хозяйки.

Глядят друг на друга с нежностью и благодарностью.

***
Н. (слушая по радио про хоккейную команду): Салават Юлаев – это казахский космонавт?
К. (в ужасе): Это пиздец!
Я: Вообще-то, он башкирский батыр. Но теперь я знаю, как зовут вашего пиздеца.

***
Некоторое время спустя.
Я: Всё, сметану сегодня не покупаем.
Н.: Почему?
Я: Ржём целых полчаса!
К. (тоном эксперта): Сметана смех не даёт.

***
Работаю себе, никого не трогаю.
Мимо один за другим проходят сотрудники, выговаривая нараспев: Вот и нету унитаза! Вот и нету унитаза! И тянутся праздничной вереницей в офис через дорогу – там унитаз есть.
В нашем санузле скребётся сантехник.

***
Курьер поехала в Тосно (раённый центр) в налоговую.
Сдав документы, заметалась по околотку в поисках забегаловки с туалетом.
Нашла одну: стрёмная грязная столовка, в которой сидят мнэ… пролетарии – штук сто – и сосредоточенно квасят (времени – 11 утра). Выйдя из ступора, Н. в конечном итоге обнаружила искомое: в углу дверь (без замка), за дверью ещё дверь (без замка), за ещё дверью на засранном толчке с обрывком туалетной бумаги в руке сидит мрачный урка.
Урка поднимает глаза и командует: Вышла! И ждёшь!
Н. девушка послушная, вышла за дверь, стоит ждёт как зайчик.
Потом опомнилась: А чего я тут, собственно говоря, жду?
И дёру!

***
Сын прислал Н. смску: Вчера отсосали до кровотечения, кровь шла до вечера. Не пойду [больше]!
Смех смехом, а деточка всего лишь сходил к лору – носоглотку физраствором промыть.

***
Финляндия, маленький портовый город Котка.

На Коткансаари (орлиный остров) неоготическая церковь конца XIX века, старая пожарная часть, строгие промышленные здания (у одного из них на стене эмблема: четыре белочки, сидящие на сосне и грызущие шишки) и смешные деревянные домики. Мощёная булыжником площадь, бегущие под уклон улочки, бульвар в странных современных скульптурах. Закрывшиеся в шесть вечера лавки, из которых ещё доносится упоительный аромат свежей выпечки, и кирпичные трубы котельной или какого-то заводика, увитые серпантином наружных лестниц. Накренившиеся на бок и вмерзшие в белоснежные льды залива небольшие судёнышки. Трёхмачтовый корабль с убранными парусами, торчащий на приколе возле Маретариума. Немногочисленное местное население, половина из которого – растаманского вида негры.

Выход гранитных пород на поверхность во дворах и посреди улиц, и фундаменты домов, сложенные из того же гранита. Палоторнинвуори, она же – Гора пожарной вышки (раньше на ней действительно была каланча, но ровно сто лет назад она, как это ни смешно, сгорела), знатный кусок гранита, с которого видно почти все крыши старого города и старый же порт. Со стороны порта видно прикреплённые на верхушке горы большие синие буквы «O-HOY», видимо, имеющие какое-то отношение к стоящему позади них памятнику рабочим, волокущим куда-то тяжёлые доски. Чуть дальше на горе, в парке, торчит зенитка времён второй мировой войны. Говорят, по северному откосу Палоторнинвуори ползут гигантские муравьи, не забыть их найти в следующий раз, а то в этот раз мы всё прошляпили.

Потому что на горе тает снег, вниз по искусственному гранитному желобку течёт прозрачный крохотный ручеёк, и нас переклинило.
Н. поднимает с газона вичку и прочищает фарватер от прошлогоднего мусора. Я выдираю из блокнота листок в клетку и тут же на коленке сворачиваю кораблик.
Назвать забыли, так и спустили на воду безымянным. Кораблик торжественно проплыл через тротуар, вывалился из желобка на дорогу и затонул.

***
Второй день ударного шопинга по магазинам и блошинга по барахолкам вперемешку с осмотром достопримечательностей. В изнеможении ползём на стоянку, залезаем в машину.
Водитель: Сейчас дурочку включу, и поедем.
Оказалось, не дурочку (мы её все трое уже не выключали), а «эту штуку». Которая высший разум. В смысле джипиэс-навигатор.

***
Заходим в стописятый по счету магазин, потому что забыли чем-то жизненно важным затариться.
Б. (страдальчески): Ну что, блядь, ещё нам нужно?!
Я (злобно): Что, блядь, нужно, то, блядь, и купим!

***
Едем обратно, сворачиваем к финской таможне.
Н. (глядя на дорогу): У-у-у, какой хвост вырос!
Я (радостно показывая пальцем на такую же, как наша, машину в начале очереди): Так мы-то уже вон как близко стоим!

***
Посылаю Н., стоящей в очереди за такс-фри, смску: Штирлица неудержимо рвало на родину…
Баян актуален как никогда – второй час ошиваемся на границе.

Родина встречает нас лучом неимоверной вони, посланным из недр Светогорского ЦБК.

***
Шоссе на Пиетари.
Совсем стемнело, выезжаем на освещённый участок трассы. Перед нами едет легковушка с интересным рисунком задних фар, да и вообще вся жопа у неё (у него?) интересная.
Мы никогда раньше таких не видели, спорим наперебой: форд или субару? Просим Н. подобраться к объекту ближе, чтобы разглядеть значок на багажнике. Машина чистенькая, значок бликует от фонарей, а Н. не умеет сокращать дистанцию при большой скорости настолько, чтобы два лоботряса смогли удовлетворить своё любопытство.
Сначала мы обгоняем объект (безрезультатно), потом объект обгоняет нас (снова безрезультатно) и ещё несколько идущих перед нами машин и пытается исчезнуть из виду.
- Э! – возмущаюсь я. – Тикать команды не было!
И мы садимся объекту на хвост.

Так и гнали бедолагу от Лисьего носа до съезда с Савушкина на Приморский проспект (километров 20).
После Лахты объект занервничал и осторожно заметался по дороге, перестраиваясь из одной полосы в другую (благо, движение позволяло), но мы так же осторожно перестраивались следом за ним. Как приклеенные. Продолжая ржать и азартно спорить.
Как назло пол дороги светофоры не работали, а потом дали зелёный коридор. Наконец объект был загнан на красный свет, и Н. смогла подъехать вплотную.
- Форд! – хором закричали мы и мгновенно охладели к объекту преследования.
Едва светофор перемигнулся на зелёный, форд, теряя тапочки, умчался во тьму.

***
Белая гадость в родном городе почти растаяла, а у меня под окнами школьный двор, огороженный забором и прикрытый домами от солнца. Снег там девственно чистый, лежит себе, как бельмо на глазу, и таять не думает.
Выглядываешь в окно: верхняя половина мира сделана из голубого неба, нижняя – из снега. Ну что это за весна, ёлки-палки?
Вот я и возбухала весь апрель: Уберите снег! Заебал уже, сил нет!

Дорогое мироздание повздыхало, покачало головой (или чем оно там качает), развело руками (или чем оно там разводит) – гляньте, мол, на эту дурынду! опять её статус кво не устраивает! никак не угомонится! – и выгнало позавчера старшеклассников на субботник. В 10 утра. Под жизнерадостные звуки дискотеки 70-х, 80-х, 90-х и нулевых, льющиеся из мощных динамиков прямо во двор.
План выспаться и отдохнуть накрылся медным тазом. Школьники яростно раскидывали снежный бруствер. Я разрывалась между желанием спать дальше (очень тяжело это делать, подскакивая на кровати в ритмах аббы, модернтокинга, чорного бумера и шоколадного зайца) и пойти на улицу всех убить.
Первое победила дискотека, второе – смех. Сама же велела убрать снег и ни разу, ни единым словом не обмолвилась, когда и как именно это следует сделать.

***
В витрине магазина надпись: КУПИ МНЕ ДОРОГО.
Может, там не хватает слов или букв, но фраза выглядит как логически завершённое, осмысленное требование.
(косясь на ровным слоем раскиданные по школьному двору ошмётки сугробов) Чего только не просят у мироздания иной раз…

(прочистив горлышко) Дорогое мироздание! Раз уж пошла такая пьянка… Можно и я попрошу? В том же духе?
ПОДАРИ МНЕ ЛЕГКО! :)
Tags: пена дней
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 27 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →